Анатомия ненависти

74

«Анатомия ненависти» — такова тема международной конференции прошедшей в декабре в Москве. Год назад в Осло предметом обсуждения тоже международного форума стоял этот же вопрос. Его участники, высказывая свои соображения по поводу ненависти, искали пути как ее победить.анатомия ненависти
Учить науке ненависти нас не надо, мы ее прошли, и уроки ее проходим сегодня. Слов нет, наука эта нужна была в свое время. Стихи Константина Симонова «Убий его!», пьесы, романы, повести, кинофильмы, плакаты, рассказы и многое другое составили ее основу.

Когда советский народ один на один встал в противоборство с коричневой чумой — фашизмом, ненависть надо было привить каждому. И оно было сделано. Страна в войне с фашизмом вышла победителем. Мир разделился на два лагеря — социалистический и капиталистический. Теперь уже ненависть продолжалась между ними на фронтах холодной войны.

Шли годы. Благодаря новому мышление, выдвинутому М.С.Горбачевым, в Советском Союзе началась перестройка. А вместе с нею пошли демократические преобразования. Появилась гласность. Перестройка коснулась и мирового сообщества наций.

Мир приступил к ликвидации остатков самой большой катастрофы в истории человечества — холодной войны. Тем самым наметились пути преодоления ненависти между народами разных стран. Только бы радоваться и радоваться.

Ненависть, оставив международные отношения между отдельными странами, переселилась В межнациональные конфликты внутри страны. Злоба людей перекинулась с потенциального врага на соседа.
Прав писатель А. Рыбаков, участник форума «Анатомия ненависти — перодоленине конфликтов с помощью диалога и демократии» (Осло, 1990 год). На вопрос корреспондента «Известий» об эффективности такой конференции он ответил: «В нашей стране проблема нетерпимости сейчас очень насущная.

Нас столько лет воспитывали в ненависти к классовым и иным врагам. Теперь это прорвалось… И если мы не будем бороться с ненавистью, она нас уничтожит»
О термине «империя зла», пущенном в отношении нашей страны в оборот бывшим президентом США Р. Рейгеном на форуме никто не вспоминал.

Более того, на конференции практически не было гневных обвинений в адрес нашей страны. «Империи зла» могут быть всюду, там, где патриотизм переходит в национальную нетерпимость, любовь к своему народу вырождается в ненависть к людям другой веры, другого цвета кожи, другого взгляда на национальный вопрос. Конфронтация вместо диалога выбирается как единственно возможный способ возникшего конфликта.
Хотя сесть за стол переговоров, тоже не панацея от всех бед, Дж. Картер, известный своей миротворческой деятельностью предостерег на той конференции от заблуждения, будто сам по себе диалог и демократия могут спасти мир от вражды и конфликтов. Хорошо известно, сказал он, что Гитлер и его нацистская Германия появились в результате свободных выборов.

Мы не очень-то любим вспоминать об этом, как и о том факте, что отцы-освободители Америки одобряли рабство. Израиль, создававшийся как государство свободы и справедливости, уже 24-й год не уходит с оккупированных территорий.
В отношении пользы диалога экс-президент напомнил, что разделение Кореи по 38-й параллели предшествовали… 500 заседаний. И все же успех свободных выборов в Никарагуа, Намибии дает основание для оптимизма. Главное, не создавать образ врага, в чем, по мнение Картера, преуспела американская пропаганда. И мы можем добавить, что от них в этом неблаговидном деле не отстали, а шли наравне, если не сказать, немного впереди. Травля шла полным ходом, включив всю обойму средств массовой информации.
От противостояния идеологий, стран и народов, вернемся к неизменным их спутникам — межнациональным отношениям. Снова про фашизм. Ярчайшая звезда 30-х годов Марлен Дитрих отвергла предложение нацистов вернуться в Германию. Когда Гитлер направил в Англию, где в то время была на съемках актриса Риббентропа для переговоров, она сказала:
— Риббентроп? Такого не знаю, с незнакомыми не разговариваю.
Марлен Дитрих не только отвергла предложение вернуться, более того — участвовала в антифашистской деятельности.анатомия ненависти
Нерушима ненависть между волком и ягненком, кошкой и мышью, совой и вороной, соколом и куропаткой, мангустом и ядовитой змеей. Точно она такова между фашистом и антифашистом. Решать между собой вражду, сев за стол переговоров, они не могут. Здесь конфликт решается в открытой борьбе. Если враг не сдается, его уничтожают. Горьковские слова остается в силе. Это когда помощь приходит извне, со стороны.

Но часто одновременно ненависть к фашизму возникает и созревает и в самом логове. Здоровые силы нации никогда не смирялись с нацистской идеологией. Там, где фашизм властовал, обязательно появлялось и росло сопротивление. По разным причинам люди вливаются в ряды борьцов за свободу. Например, в Германии привело людей в сопротивление ужасы, увиденные на Восточном фронте, что там вытворяли эсэсовцы.

Кто-то пришел из команды «Эвтаназии» (тайное массовое убийство неизлечимо больных немцев, производимых по приказу Гитлера). Кто-то видел в нацистской идеологии крах нации. Так шли на борьбу с фашизмом баронессы, графы, балерины, художники, писатели… Многие из них погибли, не увидели того, за что боролись. Хотя и знали, что не все дойдут до победы, но сражались. Нельзя сказать, что не боялись. Да, некоторые боялись, но интересы свободы народа брали верх над страхом.анатомия ненависти
Возвратимся к форуму. Слово Нельсону Манделе, лидеру африканского единства:
— У нас в Африканском национальном конгрессе много евреев, — говорит он.
— Они мои друзья и соратники. Более того, в нашем движении мы опирались на книгу вашего бывшего премьер-министра М. Бегина «Борьба». Скажу так же, что нас глубоко печалит возрождение антисемитизма, особенно в Европе. Меня часто спрашивают: как я отношусь к сионизму? Если сионизм воспринимается, как право оккупировать арабские территории, если он заключается в отказе от диалога с палестинцами, то тогда мы решительно осуждаем сионизм. Если он означает, что евреи борются за создание своего национального очага, своего государства в отведенных границах, если он означает, что они готовы объединить свои усилия для борьбы за мир, тогда мы готовы его поддержать.анатомия ненависти
Пример частный, наш, времен Великой отечественной войны. Каждый немец в представлении каждого из нас был фашистом. Не меньше. Большое количество пленных немцев работали по всей стране. Жили они плохо. Пленные болели. Их надо было лечить. Не отвозить же их в долину смерти, как где-то, еще до остановки сердца. Но в то же время, при всеобщей ненависти к фашистам, кто пойдет их лечить?

Но нашлись гуманные люди. Им, видно, помогла преодолеть внутреннее сопротивление клятва Гиппократа: врач лечит и друга, и врага. Он должен смотреть на больного, только как на страждущего, нуждающегося в его помощи. Он нейтрален, вне идеологии, вне системы. Наша печать умалчивала о таких врачах, отважившихся лечить пленных немцев.

А вот те, кто был у нас в плену, вернувшись на родину, много лет спустя, вспомнили об одном своем докторе. Через свою, потом через нашу молодежные газеты, они разыскали его, вернее, ее. Им оказалась, как они ее назвали «фрау Бахтиярова». Это она, перешагнув всеобщую и свою ненависть, пошла лечить военнопленных, облегчала их участь в тяжелые годы, вселяла в души тепло и надежду.анатомия ненависти
Не подлежит сомнению, если бы в народе и правительствах находились много таких, как фрау Бахтиярова, ненависть уступила бы место терпимости, многие проблемы удалось бы решить мирным путем, а не в театре войны. В Израиле на сегодня их явно недостаточно. Результат: продолжается строительство поселений на оккупированных арабских территориях, игнорируется мнение мирового сообщества, руководители страны лишь под большим нажимом согласилась, чтобы палестинцы, как полноправные члены, участвовали в переговорах.

Конфликт продолжается, число жертв растет. Напряженность не спадает. Взрывоопасная ситуация, готовая в любой момент перерасти в новую войну, сохраняется. Ее подогревает и питает ненависть и злоба. Высокомерие и шовинизм, эфемерная надежда на безнаказанность и недалекие политики.

-Израильское правительство, — продолжал Мандела, — и те, кто владеет умами в этой стране, должны понять, что все конфликты решать лучше мирным путем.
Хорошее впечатление оставило также выступление французского президента Франсуа Миттерана:анатомия ненависти
— Ненависть, — сказал он, — это всегда отбрасывание чего-то неизвестного, нежелание понять людей, не похожих на нас. Отсюда расизм, антисемитизм, религиозная нетерпимость.

Возьмем этническую ненависть в Либерии (а мы вспомним, резню буддистов и мусульман в Индии). Иногда достаточно, чтобы вас признали представителем другого племени, чтобы ваша участь была решена. Смерть — вот цена, которую приходится платить за такую нетерпимость.
Однако существует ненависть, которую можно понять. Гнев рабов, обездоленных… Есть ненависть и есть любовь.

— Любовь и ненависть — два чувства, которые сами себя питают, но из них ненависть живет дольше. Я выбрал свой лагерь и борюсь, применяя оружие сердца, разума, братства, — писал соотечественник президента Бальзак.
Общество может организовать жизнь на моральных принципах, и классический пример тому — новая Европа. Во Франции начали с примирения с Западной Германией. «Все имеет предел, даже ненависть», — сказали французы, как некогда их император Наполеон.

Сейчас 12 стран объявляют, что у них не будет границ, создается одна денежная единица для всех. Вдумайтесь в это событие: единая валюта, единая социальная политика… Единая дипломатия? А почему бы нет? Уже сейчас о событиях на Ближнем Востоке Европа говорит одним голосом. В этой единой Европе — 340 миллионов человек, больше, чем в СССР или США. Европа сумела преодолеть то соперничество, которое приводит к конфликтам, и это своего рода победа над ненавистью.
Сейчас на первый план выходят, — заявил президент Франции, — отношения между богатыми и бедными странами. Богатые страны продолжает обогащаться за счет бедных, несмотря на все прекраснодушные речи, а это есть истоки ненависти. Франция, — сказал он, — простила долги примерно 40 странам. Я всегда думал, что богатые страны могли бы создать мировую кассу для помощи бедным.

Еще одно отступление. На этот раз примеры из семейной жизни. Муж, чтобы лишний раз не причинить боль родным, близким и детям (не называем фамилий), находясь на больничном листке, приехал к жене с «химии».

Какой-то конфликт возник между ними, им предстояло его разрешить. Но ненависть, злоба, нетерпение были очень велики. Муж, не примирившись с женой, приканчивает ее, потом конфликт разрешает самоубийством, оставив двоих детей на произвол судьбы.

Сколько разведенных супругов сохраняет друг другу терпимые человеческие отношения? Оглянитесь вокруг, много? Очень и очень мало. А ведь у разумных людей так не должно быть. Все должно быть иначе. Чувство, к некогда любимому человеку, если невозможно сохранить после разрыва семейных уз, то можно не дать ему перерасти в ненависть.

Так и бывает у людей, оставшихся до конца человеком с большой буквы… Умерла знаменитая английская актриса Вивьен Ли. Ее мужем когда-то был не менее знаменитый Лоренс Оливье. Трагическая весть застала его в больнице. Он выписался специально на время похорон, чтобы проводить в по-следний путь некогда любимого человека.

Сейчас продолжим обмен мнениями с конференции в Осло, поскольку с московской документы пока нам неизвестны. Дискуссия вышла на практические рельсы. Многие выступавшие призывали Запад, пишет корреспондент «Известий» В. Шмыгановский», «простить» все долги Восточной Европе.

—    Наше государство окрепло и обогатилось после войны благодаря «плану Маршалла»,- говорил известный западногерманский писатель Гюнтер Грасс. — Но где сейчас подобная инициатива со стороны Запада? Он все же не готов списать все долги соседям. Я надеялся, что президент Франции будет глашатаем этого плана от имени Запада. Но, кроме добрых слов, нужны дела.

Профессор из Иерусалима Ш. Авинери добавил:
—    Я хотя и слежу за развитием событий как бы со стороны, но тоже считаю, что Запад должен уплатить свою цену, иначе разговоры об общем доме останутся лишь фразой. Все это красиво звучит, но нужно еще кому- то и чеки подписывать!

— Меня тоже волнует проблемы помощи Восточной Европе и СССР, — сказал профессор Гарвардского университета США Дж. Гелбрэйт.

—  Наше правительство проявляет по этому поводу редкое упорство, подменяя конструктивные дела риторикой. Мы даем советы, но это иллюзорная помощь.
Президент ЧСФР В. Гавел, завершая дискуссию по этому вопросу, заметил:
— Естественно, страны Восточной Европы нуждаются, и будут нуждаться в ней.
— Но у нас в республике есть хорошая поговорка: «Помогай себе сам, и тогда другие помогут тебе». Мы пока не готовы к принятию предложений о помощи.
Мы тоже знаем ту перефразированную поговорку: «На бога надейся, а сам не плошай».

Наша перестройка пойдет и без помощи Запада, — заявляем мы. — Но при их поддержке, она пойдет быстрее, эффективнее и менее болезненно. Потерь будет меньше. Первые ощутимые результаты наступят скорее. Это же важно для нашей страны, для народа. Впрочем, не только для нашего, но и для тех, кто протягивает нам руку помощи.
Американского профессора Гелбрэйта, высказавшего свое позицию в отношении современного капитализма, поддержал министр культуры Франции Ж. Ланг:
— Сейчас все бросаются в объятия капитализма, и создается опасность возникновения международной империи прибыли, которая может поглотить развитие культуры. А разве это барьер на пути ненависти?

Действительно, вопрос поставлен правильно. И он заставляет задуматься о многом. Хотя Дж. Вулфенсон один из крупнейших американских банкиров и одновременно популярнейший меценат в статье специально для «Известий» подчеркнул, что ни правительство, в ассигнованиях которого не нуждается искусство, ни спонсоры не вмешиваются в дела творческих организаций.

Они все частные. Причем роль меценатов сводится только к финансированию постановок путем пожертвований или через национальный фонд. Далее он пишет: «… именно свобода выражения, свойственная нашей стране, питает тот духовный подъем, который уже привел к творческому буму во всех видах искусств, будь это живопись, музыка, балет, опера или театр.

Почему это не признается в Европе? Не думаю, что кто-то здесь будет пытаться их переубедить на словах. Но если вы приедете к нам и совершите поездку по стране, то уже через месяц вы составите о нас мнение как о выдающейся в культурном отношении стране. Это я вам обещаю».

Дай бог, конечно. Хорошо, что меценаты помогают бескорыстно, не мешая развиваться искусству по своим законам, а не по прихоти спонсоров. Но, не отвергая доводы Дж. Вулфенсона, как видели, министр культуры Франции остался при своем мнении.

Хотя американский меценат не присутствовал на той конференции, но Ж. Ланг, надо полагать, хорошо знает, чем может обернуться лишение искусства государственной дотации, полностью передав его в руки спонсоров, поэтому он строит такие печальные прогнозы.
Форум не пошел по пути «осуждения» СССР. Открытость и гласность на — ней самокритики сейчас заставляет известных политиков действовать, пишет В. Шмыгановский, по принципу «не навреди». Не навреди хрупкой демократии, не навреди процессам, которые, как понимают наши вчерашние строгие судьи, потребует много времени.
Итоги конференции и прошедшее после нее время показывает, что медленно, с трудом, нехотя уходят в прошлое остатки холодной войны. Вместо ненависти восстанавливается многотрудный путь к доверию, пониманию и согласию между народами. Этого только не скажешь о нашей стране. Начать шагать по этому пути, нам еще не скоро.

Если мы хотим приблизить этот день, не остается ничего, кроме как отбросить гордыню и шовинизм, искать и находить больше точек соприкосновения, чем расхождения, встать на реалистические позиции. Нелишне запастись большим терпением и твердым намерением добиться обоюдного успеха.

А как победить ненависть в отдельно взятой семье, у отдельно взятых соседей, товарищей, знакомых, короче, у отдельно взятых личностей? Понятие — новое мышление, если оно и впрямь применимо к этой сфере общения, практически сюда не коснулось. Многие из нас чуть — что не могут терпеть друг друга, устраивают, козни, злословят, враждуют, ненавидят. Ладно бы, если все это не отражалось на благосостоянии этих же самих людей. Нет же, отражается.

За рубежом, рассказывают, там не так, а как-то иначе. Известнейшая писательница Джойс Кэрол Оутс говорит, что несмотря на множество противоречивых процессов, происходящих в обществе, каким то образом при всем этом Америка по-прежнему остается согласованным целым, чем-то вроде вечного двигателя, наверное, выглядит загадкой для всего мира, как, впрочем, и для многих ее граждан.

Может быть разгадка заключена в словах уже упомянутого Дж.Вулфенсона: «Возвращаясь к вопросу о неправильном представлении европейцев о вкусах американцев скажу следующее: Соединенные Штаты — это сообщество добродушных и весьма терпимых людей».

У нас бы так. Опять о межличностных распрях на почве ненависти. Сказать и обещать, что она тоже со временем кончится и исчезнет, было бы питать нас иллюзией. При живых людях, по крайней мере, отдельных личностей, семей, коллективов, улиц…, трудно полагать, что это произойдет.

Другое дело в вечности. Сказано же в преславной книге Коране: «Мы вырвали из их сердец ненависть друг другу, мирно возлежат они теперь на ложах друг перед другом, не зная усталости, и никто оттуда их не сможет вывести». Эти строки приводит великий слепец аль-Маарри о людях, которые при жизни враждавали и никак не хотели примириться. Согласие восстановилось лишь в вечности. И то прогресс. Спасибо Аллаху, он помог, не получилось при жизни, хоть успокоились, когда присоединились к большинству.

Ненависть принадлежит к числу самых сильных человеческих чувств. К. Смирнов пишет в «Огоньке», что, очевидно, организм вырабатывает при этом какие-то специальные ферменты, подобно адреналину. Вероятно, психиатры, физиологи и химики когда-нибудь научатся искоренять ненависть прививкой, пилюлей или, на худой конец, путем оперативного вмешательства. Впрочем, что эта радужная перспектива — дело весьма неблизкое, а человечество между тем нуждается в таком лекарстве сейчас, немедленно, ибо болезнь, то затихая, то обостряясь, продолжает свою губительную работу.

И пока медлят медики, люди других профессий (ученые, политики, религиозные и общественные деятели, писатели и журналисты) пытаются помочь делу и разобраться в истоках недуга, определить его признаки и найти формы лечения. С этой целью и проводятся в разных странах мира форумы «Анатомия ненависти». Организаторы Международной московской конференции верят, что она станет важным этапом на пути создания нового, человеческого облика современного мира. Остается пожелать им успеха в этом благородном деле.

Автор — врач Гулус Хузеевич Хузин
Опубликовано с согласия и по просьбе его сына Наиля