Skip to content
 

Врожденные склонности малышей и семейные ожидания

Детям от рождения свойственны те или иные личностные черты – энергичность, упрямство, миролюбие, любознательность, склонность к одиночеству, потребность в компании.

У разных мальчиков различные физические задатки, нрав и отношение к внешнему миру.

Новорожденный, который зычным криком сразу же заявляет миру о своем праве требовать все и немедленно, а к двум годам, не раздумывая, активно включается в любую деятельность, очень отличается от добродушного сговорчивого карапуза, который с самого младенчества кажется воплощением благоразумия.

Они отличаются друг от друга так же, как буйный, склонный к физической деятельности Арес и уравновешенный дружелюбный Гермес.

Младенец, мальчик и, наконец, мужчина сталкивается с тем, что его действия и установки, обусловленные врожденными склонностями, или архетипическими схемами, встречают определенную оценку и реакцию со стороны окружающих, что выражается в их одобрении, неодобрении, озабоченности, гордости или стыде.

Проявляя те или иные ожидания, члены семьи поощряют одни архетипы и обесценивают другие, – тем самым поощряя или обесценивая соответствующие врожденные качества своего сына или даже его характер в целом. Честолюбивые родители-карьеристы, едва узнав из результатов УЗИ, что у них «будет мальчик», уже заранее видят в нем выпускника Гарварда. Они хотят солидного сына, способного сосредоточить свои интеллектуальные усилия на достижении отдаленных целей.

Ребенок, архетипически подобный Зевсу или Аполлону, оправдает ожидания, порадует родителей и преуспеет в мире. Но если в характере мальчика будет доминировать другой архетип, вполне вероятно, что отца с матерью ждет разочарование и крушение надежд.

Эмоциональному Посейдону или Дионису, воспринимающему время как «здесь и сейчас», будет сложно следовать программе, составленной для него родителями. И такое несоответствие, скорее всего, негативно скажется на его самооценке.

Нередко кто-то из детей в семье не «вписывается» в семейные планы или традиции. Если ребенок, склонный к одиночеству (как Гадес) или к эмоциональной сдержанности (как Аполлон), родится в экспрессивной экстравертивной семье, ему приходится постоянно терпеть вторжения в свое личное пространство.

Мало того, родные считают его странным. Посейдон или Арес чувствовал бы себя в такой семье вполне комфортно, но оказался бы чужаком в отстраненно рациональной семье, где не приняты физические проявления чувств. Его потребность в контакте не найдет отклика и встретит неодобрение.

Психологические понятия экстравертивности (от латинского корня extra – «наружу») и интровертивности, а также слова «экстраверт» и «интроверт» были введены К.Г.Юнгом. В обиходном употреблении их значение несколько изменилось, и словом «экстраверт» обычно описывают дружелюбного или общительного человека.

Юнг же использовал слово «экстраверт» для описания человека, чья психическая энергия направлена во внешний мир, или на объект. Это проявляется в интересе к событиям, людям и вещам, а также в том, насколько человек от них зависит. Для интроверта характерна направленность психической энергии внутрь, сосредоточение на субъективных факторах и внутренних реакциях.

В некоторых семьях существуют ожидания, что сын будет похож на отца и пойдет по его стопам.

В других семьях, – где сам отец не очень-то радует близких, – любые черты, которыми сын напоминает своего родителя, могут навлечь на него гнев или недовольство (эти же чувства окружающие испытывают к отцу).

Еще одна разновидность родительских ожиданий – надежда, что сын осуществит их несбывшиеся мечты.

Каковы бы ни были ожидания, они взаимодействуют с задатками, архетипически присутствующими в мальчике и готовыми сформироваться.

Если мальчик или мужчина пытается соответствовать ожиданиям окружающих, жертвуя при этом своей подлинной природой, он либо преуспеет в мире и выяснит, что лично для него эти успехи не имеют никакого смысла; либо потерпит неудачу, что особенно тяжело после того, как он не сумел сохранить верность своей внутренней правде.

С другой стороны, если человек принимает себя таким, как есть, но в то же время осознает необходимость овладеть некоторыми социальными и деловыми навыками, тогда адаптация к миру не повлечет за собой угнетение своей подлинной природы и снижение самооценки, но будет служить инструментом для более полного самоосуществления.

Написать отзыв